Владимир Зелинский о богословии детства

Свящ. Владимир ЗелинскийВ опубликованной в 206-м номере статье о. Владимир Зелинский рассказывает о прошедшем в прошлом году семинаре движения “Богословие детства” (Child Theology Mouvement) и возвращается к тому кругу мыслей, который читатель найдет в его книге “Ребенок на пороге Царства” (ее второе, исправленное и дополненное издание вышло в 2015 году).

“Поразительна категоричность условия, которое нам ставит Христос: «если не обратитесь и не будете как дети… не войдете…». Что значит обратиться в ребенка, быть как дети, коль скоро мы — отнюдь не дети? Все известные мне духовные толкования авторитетнейших учителей Церкви сворачивали в сторону назидания: вы, большие, грешные, будьте как малые, добрые, смиренные, послушные, простодушные, не завидуйте, не превозноситесь, не допытывайтесь до того, что не вашего ума дело… Но это воплощенное благонравие — ребенок, придуманный взрослыми для их же самовоспитания. … Но что больше всего отличает такие толкования — это приписывание словам Иисуса какого-то переносного смысла. Словно Он только загородился ребенком, а подразумевал что-то другое или кого-то, кого хотел наставить и научить.”

Обложка книги "Ребенок на пороге царства"“Но почему бы не попробовать нам понять эти слова буквально и прямо? Безо всяких «имеется в виду»? Иисус не говорил на нашем сложном европейском языке, в котором за одним смыслом может спрятаться другой, а за другим третий. Кто этот ребенок, которого Господь поставил посреди учеников? Чем он, малый человек, отличен от большого, взрослого? Не только своей социальной незначимостью, которая и у взрослого бывает, да и Христос едва ли требует от нас в нее обратиться. Он касается какой-то тайны, присущей ребенку, тихой радостной вести, изначально в него для нас вложенной. Тайна приоткрывается в его свободе от взрослости, тяжести, неизбежно зараженной грехом, но она манит и ведет за собой куда-то дальше. В словах Иисуса содержится ясный намек, что ребенок обладает каким-то свойством, которое делает его не только возможным, но и актуальным, реальным гражданином Царства. Ибо такой гражданин должен быть очищен от грязи и пыли земной жизни. Но в какой степени безгрешен ребенок? И если он рождается чистым, то когда и почему теряет свою чистоту? Чем первый отличен от второго? Мой ответ: в каждом из малых сих можно еще различить следы творения.”

поделиться