Из 206 номера: Анкета “Вестника”

Сергей Чапнин

Cергей Чапнин

В попытке оставаться с веком наравне в 206 номере наш более, чем 90-летний журнал предложил своим нескольким давним читателям ответить на анкету “Вестника”. Редакция сформулировала 4 вопроса:

1) Какие публикации Вы рассматриваете как наиболее значительные на протяжении истории журнала?
2) Какие материалы, опубликованные за последние годы, вызвали у Вас наибольший интерес?
3) Каким Вам видится будущее журнала? Какие рубрики стоило бы развивать? Добавить?
4) Как Вы оцениваете общественную позицию «Вестника”?

На просьбу редакции откликнулись журналист и издатель Сергей Чапнин (Москва), журналист и писатель Виталий Амурский (Париж), историк Антуан Аржаковский (Париж), искусствовед Ирина Языкова (Москва), на ответы Сергея Чапнина отозвался также, по просьбе редакции, переводчик, философ и богослов прот. Владимир Зелинский (Брешия). Все отзывы были интересными и благожелательными. Мы благодарим всех ответивших на анкету, и помещаем ниже выдержки из ответов:

Сергей Чапнин:
“..Сейчас, во втором десятилетии XXI века, вновь остро стоит вопрос: какое периодическое издание может стать трибуной свободной христианской мысли для русскоязычной аудитории? Совершенно очевидно, что православным интеллектуалам необходимо свободное, честное, независимое издание о богословии и христианской культуре в современном мире. Многие ждут и даже жаждут такого издания. Конечно, в последние два десятилетия появилось множество печатных изданий в России, но, увы, им очень далеко до «Вестника РХД». На наших глазах стремительно развивались социальные сети, и, пожалуй, самые содержательные дискуссии сегодня можно встретить именно там, но этого недостаточно. Слишком узок круг их участников. Но в последние годы и сам «Вестник», на мой взгляд, сдал многие позиции, в некотором смысле, редакция оказалась в растерянности или, точнее, утратила остроту зрения в отношении происходящего в Церкви и в современной культуре. Заметно упование на старый, сложившийся круг авторов и игнорирование новых, порой неожиданных событий, как в церковной, так и в культурной жизни… После грандиозного и многообещающего периода, который был назван церковным возрождением, Православная Церковь в России, несмотря на свой огромный творческий и богословский потенциал, вошла в новый период, который следует назвать новым молчанием. … Как журналист и издатель, я вынужден признать, что история повторяется: в современной России, как и в советской России, такой журнал издавать невозможно. Снова русское зарубежье? Да, других вариантов я не вижу. В России такое издание невозможно по целому ряду причин.”

“Вернусь к вопросу, который я поставил вначале: какое периодическое издание может стать трибуной свободной христианской мысли? Первая часть ответа очевидна: то, которое будет работать за пределами России, но при этом для русскоязычной аудитории на всех континентах. Без всяких сомнений, во второй половине ХХ веке таким изданием был «Вестник РХД». Перейду к более сложной и, вероятно, довольно болезненной теме: почему в последние десятилетия «Вестник» постепенно терял свои позиции? И следующий вопрос: возможен ли новый или, точнее, обновленный «Вестник РХД»? Он очень и очень нужен, но вопрос стоит иначе: возможен ли? … У журнала уже есть своя большая история, и смелое и свободное переосмысление концепции может вызвать недоумение и даже недовольство тех, кто привык его видеть таким, каким он был последние 40 лет. Новых самобытных, талантливых церковных авторов: богословов, историков, литературоведов и публицистов, — крайне мало, практически нет. И те, что есть, очень разрознены. Заниматься собиранием авторов — важная, благородная, но очень трудная и трудоемкая задача. Наконец, нельзя не упомянуть организационную и финансовую стороны. Большинство из нас мыслят категориями самиздата или, в лучшем случае, печатного издания конца ХХ века. Еще двадцать лет назад многие читали православные издания взахлеб, от корки до корки. Это время ушло. Сегодня текстов очень много — идет самая настоящая борьба за читателя, так как он теперь выбирает. Он будет читать только самое нужное, самое интересное, самое оригинальное. И поэтому сегодня необходимо новое видение «Вестника РХД», который понимает и правильно оценивает не только новую ситуацию в Церкви и в современной культуре, но и ту новую информационную и коммуникационную среду, в которой ему предстоит развиваться. В частности, это предполагает и новое понимание аудитории и средств общения с ней. Это предполагает активное использование интернет-сайта, социальных сетей, рассылок, распространения электронных версий журнала через книжные интернет-магазины и т.п. Только так можно достучаться до аудитории, которая тонким слоем размазана по всему миру.”

Свящ. Владимир Зелинский

прот. Владимир Зелинский

Владимир Зелинский:
“… Почти все активные редакторы «Вестника» пребывают за пределами России и соприкасаются с ней скорее сердцем, чем нервами, скорее виртуально, чем экзистенциально, повседневно, жизненно. Даже я, пишущий Вам, накопив весьма богатый опыт выживания в России советской и перестроечной, уже четверть века живу в Италии, и столь серьезный срок не может не откладываться если не на глубинном, то на «публицистическом» восприятии жизни. А жить в стране, как Вы понимаете, не совсем то, что отдыхать, посещать друзей или приезжать на конференции. Так что поневоле реакции на происходящее в России и на Западе, даже при самой большой близости наших исходных позиций, становятся иными. Так, например, Вы упоминаете о «многочисленных скандалах», связанных с Церковью, которые, конечно, больно задевают тех, кто внутри нее, но зачем «Вестнику», европейскому журналу, обращенному скорее к вечным темам и дорогим воспоминаниям, торопиться в эти скандалы встревать? При этом он, разумеется, не должен отказываться от правозащитной позиции, которую всегда занимал недавно ушедший от нас Никита Алексеевич Струве, причем не только в отношении гонимых православных. Все это означает среди прочего, что, сохраняя наследие журнала, мы, связавшие свою жизнь с Западом, всегда при этом будем нуждаться в авторах, но прежде всего в работающих, т.е. способных, инициативных и умеющих что-то реально делать помощниках из России.”

“Всякий журнал ищет интересных авторов, ограждая себя в то же время от, не скажу графоманов, но писателей неадекватных. Он не изобретает материалы для публикации, но зависит от их поступления и как-то их упорядочивает. А поток таковых материалов, текущий в сторону «Вестника», вовсе не такой полноводный, ибо, повторю, после 91 года в России вся пишущая по-русски заграница как бы отступила в тень. Но сегодня Трибуна свободной христианской мысли, как Вы говорите, снова ждет носителей этой мысли и готова, как престарелый отец в евангельской притче, сама отправиться ей навстречу. Мыслителей мало, но текстов, как Вы говорите, много, и это создает дополнительную трудность. Не уверен, что «Вестник» способен участвовать в какой-либо конкурентной борьбе за читателя. Тем более при активном использовании Интернета и социальных сетей. Редакция не хочет медленного умирания, но осознает пределы своих возможностей. Но она — не закрытый орден и не состоит из одного человека, она открыта к сотрудничеству и прежде всего с такими людьми, как Вы. Сегодня, когда «земщина» в Церкви почти побеждена «опричниной», где-то должен существовать удел, куда опричнина не может пока дотянуться.”

Виталий Амурский:
“Мне кажется, что (не меняя традиционного внимания к фундаментальным проблемам христианства и, в этих рамках, к различным сугубо церковным вопросам) в Вестнике следовало бы расширить, а главное, сделать более стабильной и представительной (в том числе и по объему) публикацию работ, касающихся культуры — особенно той, против которой официальная РПЦ в последние годы в разных городах России развернула сама или поддержала развернутые экстремистами кампании… Позиция не разделяющей подобного радикализма русской православной интеллигенции, живущей и в самой России и за границей, на мой взгляд, могла бы и даже должна была бы проявиться в журнале должным образом. Неплохо было бы изменить ныне весьма келейный облик поэзии в «Вестнике»… Публикация стихов (пусть даже в относительно скромном объеме), на мой взгляд, должна была бы принять не случайный, а постоянный характер, при этом живущие вне России авторы не должны были бы зависеть от вкуса и, что не исключено, иных интересов кого-либо оттуда.”

Антуан Аржаковский:
“«Вестник РХД» должен поставить своей задачей содействие реформе Православной Церкви, в особенности, русской традиции. Особенностью парижской школы было то, что она предлагала альтернативы чрезмерно институционному и ретроградному видению православия, которое до сих пор представлено Московским патриархатом. Сила «Вестника» — в этической позиции сопротивления по отношению к реакционной стороне Православной Церкви и всем антиличностным фундаменталистам, каково бы ни было их происхождение. Необходимо ее продолжать и усиливать.”

Ирина Языкова:
“Наиболее значительными мне кажутся публикации из жизни русской эмиграции, документальные, архивные материалы, воспоминания людей, свидетелей ХХ века, в том числе и история самого Русского христианского движения. Мне кажется, что россияне до сих пор плохо представляют, как жило русское зарубежье. Очень важны в свое время были материалы о жизни христиан, Церкви, гонимой в Советском Союзе. Я читала «Вестник» начиная с конца 1970-х гг.: он помогал нам, христианам, выживать в советское время.”

“За последние годы меня привлекали материалы о матери Марии и парижских новомучениках; статьи о художественной жизни зарубежья; публикация переписки сестры Иоанны (Рейтлингер) и о. Сергия Булгакова и свидетельства о том, что связывает Россию по обе стороны границы, а также Россию и Европу.”

“Мне кажется, лицо журнала сложилось давно, и принципиально его менять не стоит. Журнал уникальный, ему нет аналогов… Пожелание одно: не замыкаться в узкоконфессиональных рамках и кружковщине и постоянно расширять круг авторов. Сердечно благодарю всех тех, кто издает и публикуется в «Вестнике РХД».”

поделиться