100-ЛЕТИЕ ПОМЕСТНОГО СОБОРА 1917–1918 ГОДОВ

В 208-м номере «Вестника РХД» была продолжена начатая в 207-м номере публикация АНКЕТЫ о значении Поместного Собора 1917–1918 годов. На ее вопросы ответили прот. МИХАИЛА ФОРТУНАТО и игумен ПЕТР (МЕЩЕРИНОВ).

Редакцией «Вестника» были предложены следующие вопросы:

  1. В чем Вы видите значение Собора для церковной истории, каково его главное «послание» Церкви?
  2. В чем значение Собора для Вашей Церкви? Насколько решения Собора были проведены в жизнь в Церкви, к которой Вы принадлежите?
  3. Есть ли необходимость в большей реализации решений Собора? Каковы перспективы такой реализации в Вашей Церкви?

Публикуем ответы протоиерея МИХАИЛА ФОРТУНАТО, клирика Сурожской епархии, многолетнего регента в лондонском Успенском соборе:

  1. Для церковной истории Поместный Собор 1917 года был глобальным ответом на государственные реформы Петра I, административно закрепостившие действия Церкви и тем затормозившие развитие ее жизни. Собор был и непосредственным ответом два века спустя на отречение царя Николая II от престола, снявшее эти ограничения.

За истекшие два столетия (XVIII–XIX вв.) Поместному Собору предшествовало терпеливое, подспудное собирание сил, подготовленное широким, постепенным возрождением духовных и умственных способностей общества. В церковной жизни происходили перемены благодаря благотворному действию старчества в духовной жизни общества, благодаря православной миссии, развернутой до пределов страны и далее, благодаря и росту и качеству, богословского образования.

В последние двенадцать лет (1905–1917 гг.) перед Собором среди епископов была проведена конкретная, предметная подготовка. В ней выявилось тогда сознание нарастающего духовного возрождения. Страна шла в гору. Целью

Собора стало усиление и упорядочение церковной жизни, епархий, приходов, вхождение Церкви в новое время и возможности дальнейшего развития общества.

Эти планы резко оборвались в том же 1917 году на три четверти века при большевистском перевороте и высылке и уничтожении мыслящей интеллигенции, во многом к тому времени пришедшей ко Христову Евангелию и церковному мышлению.

Значение Собора распространилось далеко за пределы географических границ государства. Соборное начало вошло в состав церковных Уставов Церквей русского рассеяния в Западной Европе в 1920-е годы, в Северной Америке в 1950-е и в Великобритании и Ирландии — трудами митрополита Антония Сурожского в 1970-е годы.

  1. В 1962 году, двенадцать лет спустя после переезда отца Антония в Лондон, Московской патриархией была создана Сурожская епархия, плод его широкой проповеднической деятельности. К 1975 году вокруг выдающегося святителя образовалось достаточное общество образованных православных, могущее понести труд составления и проведения в жизнь церковного Устава, направляющего жизнь растущей общины. В 1998 году, после периода проверки в жизни, Сурожский Устав был официально представлен Русской Церкви и проигнорирован принимающей стороной. Менее десяти лет спустя, при одностороннем увольнении на покой ученика и преемника митрополита Антония, избранного на это служение Епархиальным собранием, — епископа Сергиевского Василия, епархия видоизменилась за счет прибытия в страну толпы иммигрантов и перестала следовать высоким заветам своего строителя и нести пример творчества в неправославном мире.

Ради лучшего выяснения богословского мышления, лежавшего в основе как проповеди владыки Антония, так и сформулированного епархией Устава, полезно рассмотреть понятие Божьего избранничества людей, составляющих Христову Церковь.

При внимательном чтении Священного Писания, а также ссылаясь на уроки истории Церкви, можно вкратце дать следующее описание состояния и жизни подлинной христианской общины. То же определение по аналогии применимо к отдельному верующему и к каждому ее пастырю, епископу и священнику.

Весьма конкретно, Церковь в целом, как и всякий верующий в своем чине, а епископ в своем звании, то есть по отношению ко всему Божьему миру, видится во образе Христа, Который в земном Своем служении явил тройное качество Пророка-Царя-Священника.

“Пророк” распознает волю Божью, никого не насилуя, учит современников Истине, объясняет пути правды. Так, митрополит Антоний не господствовал на заседаниях Епархиального собрания или совета, ни на годовых церковных съездах своей паствы. Он давал каждому высказаться, уважая всех, — направлял, подытоживал, прояснял дух Церкви. Одним словом, был всегда педагогом.

«Царь» есть добрый пастырь, который прокладывает путь, создает условия для роста общины, имеет суждение о вещах и людях. Епископ, в частности, собирает воедино вокруг себя круг приходских священников и являет тем самым пример единства Тела Церкви.

«Священник» приносит Богу духовную молитвенную жертву верности за весь народ, стоит в церкви перед Престолом, окруженный братьями-священниками и Божьим народом, исполняет Таинства Церкви, благословляет от лица Бога и прощает грехи.

  1. Этот святой идеал жил в церковном обществе под омофором владыки Антония, среди людей самых обыкновенных, но носимых духом здравой рассудительности и неподдельной любви к Богу и ближнему. В нужный момент, он не был принят Московской патриархией в отношении Сурожской епархии, которая в результате была передана под новое начало, и не рассмотрен был для самой России. Представляется важным сегодня, чтобы другие единицы Православной Церкви, особенно те, которые находятся в рассеянии, познакомились с ним и изучили его, в виду его высокой пригодности вне традиционных православных земель.
поделиться