К годовщине гибели о. Павла Адельгейма

Никита Струве
Памяти страстотерпца отца Павла Адельгейма
(Вестник РХД, №201, с. 6–8)

Павел АдельгеймСлов не хватает, чтобы выразить шок, испытанный при известии об убийстве 5 августа одного из самых выдающихся священников современной России.
Каким-то таинственным образом страдание было изначально вписано в судьбу отца Павла: дед-строитель был расстрелян в 1938 году, отец-писатель — в 1942-м, мать арестована и сослана на восток, сын помещен в детский дом… Такой перечень, применимый к многим тысячам семейств, достаточен, чтобы никто не поднимал голоса, особенно в церковных кругах, для реабилитации сталинской эпохи. 

Но на гибели родных не кончились испытания Павла Адельгейма. Почувствовав в ссылке призвание к священству, Павел поступил в Киевскую духовную семинарию, а затем и в Академию, но из нее был изгнан «за антисоветские мнения» ректором, будущим раскольничьим митрополитом Филаретом Денисенко. Но это не помешало одному из редких смелых епископов того времени, Ермогену, посвятить Павла в диаконы. В 1964 году отец Павел был назначен священником » город Каган в Узбекистане, где построил в 1969 году новый храм, за что в том же году (!) был арестован и осужден по статье 190 («распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй») на три года лишения свободы. В лагере, в связи с внутренними волнениями, он потерял правую ногу. После освобождения служил в Фергане и Кисловодске, а в 1976-м переехал в Псковскую область, где, с назначением нового епископа в 1993 году, снова начались преследования отца Павла, уже не от гражданских, а от церковных властей. До 1993 года отец Павел развил в Псковской епархии потрясающую деятельность: открывал новые храмы, создал при своем главном приходе школу регентов, при другом приходе — приют для сирот-инвалидов… Местный епископ этого не вытерпел, потребовав, как вспоминал отец Павел, в областной и городской администрации «никогда не привлекать свящ. Павла к общественным мероприятиям и не оказывать ему содействия в социальной деятельности».

архиепископ Гавриил и Павел АдельгеймК этому времени относится наше личное знакомство с отцом Павлом, во время нашего приезда в Псков с даром книжной коллекции «ИМКА-Пресс». Отец Павел нас поразил своей простотой, смирением, глубокой правдивостью. О его храбрости и самоотдаче мы знали и раньше и писали о нем в «Вестнике». Затем мы неоднократно встречались в Москве на конференциях, устраиваемых отцом Георгием Кочетковым. Позже он приезжал с докладом на один из недавних съездов Движения и делился с нами своим недоумением, как действовать дальше в лоне Московской Патриархии, которая не поддержала его, когда он был лишен настоятельства и подвержен разным унижениям. Но выйти из Патриархии он отказался, за что, увы, и поплатился.

Отец Павел был не только церковным строителем, но и богословом, а в часы досуга (как и его отец) и поэтом. В 2002 году вышла его ценная книга «Догмат о Церкви в канонах и на практике», где он показывал, как далеко отошла Церковь от Собора 1917 года. Епископ Евсевий тогда же, на собрании епархиального духовенства, назвал книгу «сатанинской», а ее автора «служителем сатаны». Страшно подумать, что те же жуткие слова употребил убийца отца Павла.

Увы, увы… В современной постсоветской России, не исключая и некоторых церковных кругов, вопреки словам апостола Павла: «Господь есть дух, а где Дух Господень, там свобода» (2 Кор. 3:17), — свобода слишком часто заменена запретами, увольнениями, наказаниями.
Дай Бог, чтобы мученическая кончина отца Павла позволила бы людям, стоящим в Церкви у кормила власти, центральной, епархиальной, всякой, — вновь проникнуться святыми заветами Собора 1917 года и св. патриарха Тихона.

поделиться